Жертва

Давно замечено, что существует связь между умом человека и его зрением. Молчаливый тихоня в очках – это давно сложившийся образ умника-всезнайки, образ мягкого, скромного человека. Связь между умом человека и слабым зрением настолько прочно утвердилась в сознании людей, что некоторые люди носят очки лишь для того, чтобы казаться умнее. «А ещё очки надел!» – с удивлением говорят про хама и грубияна, надевшего очки, чтобы выглядеть мягким и умным человеком.

Если Хитрецы обладают быстрым, но поверхностным, спекулятивным умом, то «очкастые умники», отличаются глубоким умом. Они способны легко развивать и перестраивать свою понятийную систему, вследствие чего обладают развитой системой понятий и представлений.

Связь между умом и плохим зрением можно объяснять по-разному. Например, в древности полагали, что за ум и зрение человека отвечает чакра «сахасрара», расположенная у темени (родничок на темени младенца). Эту чакра связана с ролью Жертвы, обозначаемой символом .

Увы! Удел умного – быть жертвой. Это справедливо и для людей, и для животных. В науке часто проводятся эксперименты на крысах – перед ними ставят разные «интеллектуальные» задачи. Держат всех крыс в одной клетке. Когда учёные забывают накормить крыс перед выходными днями, то крысы с голоду начинают поедать друг друга. При этом сначала съедают самых умных крыс, которые лучше всех решали «интеллектуальные» задачи. В клетке остаются только их меченые краской хвосты.

С ролью Жертвы связаны три чувства: восхищение, ужас (страх) и грусть (скорбь, отчаянье). Эти чувства являются отношениями, обращёнными от роли Жертвы к ролям Кумира (), Злодея () и Хитреца () соответственно. В схеме души эти чувства отображены стрелочками, исходящими от роли Жертвы .

Чувство восхищения является отношением, обращённым от роли Жертвы к роли Кумира ().

Чувство восхищения называют чувством прекрасного. Его выражают превосходными степенями и высокими оценками. Говорят: «чудно», «прелестно», «прекрасно», «превосходно», «замечательно», «изумительно», «восхитительно» и т. д. При этом обычно охают, ахают, глаза к небу закатывают.

Чувство восхищения отражено в известных строках Пушкина:

В. Высоцкий описал чувство восхищения так:

Чувство восхищения называют «высоким» чувством, «возвышенным» чувством. Это чувство является одним из чувств любви, ибо любовь бывает не только страстной или нежной, но и возвышенной. При возвышенной любви становятся перед возлюбленными на колени, целуют им ноги, обожествляют их, называют «светлый ангел мой», «мой идеал», «мой кумир». Часто выражение возвышенных чувств начинают с восклицания «О-О-О!». Например: «О-О! Я восхищаюсь и преклоняюсь…»

Возвышенное чувство прекрасного называют «чистым» чувством. Про того, кто переживает прекрасное и чистое чувство, говорят: «Его душа прекрасна и чиста». Когда говорят, что надо «очиститься душой», то речь идёт о том, чтобы глубоко пережить возвышенное чувство. Переживая это чувство, человек «очищается душой» от гордыни и самомнения, от злобы, зависти и всех других чувств, не связанных с ролью Жертвы.

Ни в коем случае нельзя путать возвышенное чувство () с возвышающим чувством () – с чувством «Я», чувством собственного достоинства и превосходства. Возвышенное чувство, в отличие от возвышающего чувства «Я», порождает не превосходство, а преклонение.

Возвышенное чувство обращено к «высокому» и «великому», т. е. к роли Кумира (). Возвышенное чувство – это признание своей «малости» и «ничтожности» перед «великим» и «высоким». Поэтому, переживая возвышенное чувство, люди преклоняются. Из-за стремления преклониться перед прекрасным или великим под воздействием возвышенного чувства прекрасного роль Жертвы можно ещё называть ролью Поклонника или ролью Жертвы-Поклонника.

Люди, в характере которых доминирует роль Жертвы – это скромные и тихие люди. Они не стремятся привлечь внимание к своей персоне. Это очень искренние люди, способные чувствовать малейшую фальшь или неискренность других людей. Они впечатлительны и сентиментальны. Отличаются тонким восприятием цветовой гаммы, красоты и гармонии.

Если человек, в характере которого доминирует роль Кумира , одевается, как петух, павлин или попугай (ярко, броско, вычурно), то человеку с характером Жертвы свойствен хороший эстетический вкус и тяга к «мягким», неброским оттенкам.

Эти люди полагают, что «красота спасёт мир» и готовы бесконечно любоваться чем-нибудь на их взгляд красивым. Они выращивают красивые, но бесполезные и несъедобные растения – цветы. Шкурников бесит столь откровенная пустая трата времени и сил, как выращивание цветов. Шкурники говорят: «Хочешь любоваться цветами – любуйся, как картошка цветёт. От неё польза есть!»

Люди, в характере которых доминирует роль Жертвы, стремятся окружить себя красотой, предметами искусства. Шкурники же почитают предметы искусства бесполезными сборниками пыли и стремятся побыстрее «продать эту красоту пока есть идиоты, готовые её купить».

Если люди с характером Кумира, любят яркий свет, люстры, иллюминацию, то люди с характером Жертвы предпочитают мягкий, приглушённый свет от настольной лампы, торшера или бра.

В отличие от Шкурников, которые ничему не верят и никому не доверяют, люди с характером Жертвы, напротив, – очень доверчивые, внушаемые люди. Они подвержены гипнозу, лёгко входят в транс и медитацию. Они грезят, иногда с трудом отличая грёзы от реальности. Видят цветные, красочные сны. Вообразив что-либо, они могут уверовать в реальность этого. Иногда подолгу живут в придуманном ими, воображаемом мире. Их называют зачарованными.

Люди, в характере которых доминирует роль Жертвы, склонны прежде всего к возвышенной, духовной любви. Добиться от них плотской любви не просто. Их приходится долго обхаживать, как Дону Гуану – Инезу:

Инеза – пример человека, в характере которого доминирует роль Жертвы. Про таких говорят «дохляки».

Под словом «душа» часто подразумевают не весь мир чувств, эмоций, настроений и переживаний, а лишь часть этого мира – лишь возвышенные чувства. Когда говорят, что «в этом человеке есть душа», то имеют в виду, что этому человеку свойственны возвышенные чувства, что в нём развито «духовное начало».

Возвышенные чувства называют духовностью в человеке. Когда говорят, что из жизни уходит духовность, это значит, что в мире становится меньше светлых, высоких чувств, меньше охают, меньше ахают, реже складывают брови домиком, меньше восторгаются, меньше восхищаются, меньше молятся, реже глаза к небу закатывают, реже руки к небу вздымают.

Высокие чувства – это и есть духовность в человеке, это святость в человеке, это его чувство священного. Если человек постоянно переживает возвышенные чувства, то про него говорят: «Ах! Он святой!» – или – «Она святая!».

Святые чувства называют религиозными чувствами. Вот как свои святые чувства описал Даниил Андреев в книге «Роза мира»:

Высокое, святое чувство – это эмоциональное состояние молитвы. Святые чувства люди адресуют Богу. А что такое Бог? Бог – это Всевышний (т. е. самый высокий). Бог – это Верховный Владыка. Бог – это то, к чему устремлены возвышенные () чувства в самом сильном и глубоком их проявлении. Бог – это высший духовный абсолют, к которому устремлены высокие, святые, духовные чувства. Иначе говоря, Бог – это роль Кумира в отношении к ней с роли Жертвы-Поклонника.

Собственно, слово «Кумир» – это языческое имя Бога. В каждой религии свой Бог, но отношение к Богу во всех религиях одинаково – это святое чувство преклонения, независимо от того, как зовут Бога: Аллах, Иегова, Саваоф, Один, Перун или ещё как-то.

Чувства всегда адресованы роли. Бог – это роль, а у роли нет образа. Но поскольку мир дан человеку в образах, понятиях и представлениях, то для Бога (т. е. для роли Кумира) надо создать или подставить какой-то предмет или образ: идола, истукана, каменную бабу, икону, фреску или реального человека. Поиски Бога называются богоискательством.

Признавая свою малость и ничтожность перед Всевышним, перед Богом, люди кланяются, становятся на колени, падают ниц, вздымают к верху руки.

Поскольку возвышенные чувства обращены ввысь, вверх, то Бога называют Верховным Владыкой и ищут Бога наверху – на небе. На самом деле, поскольку чувства и роли живут в душе человека, то Бога тоже надо искать не на небе, а в своей душе.

Люди верят в Бога потому что в их душах живут святые, возвышенные, духовные () чувства. Поскольку эти высокие духовные чувства устремлены вверх, поэтому Бога ищут на небе. Но на самом деле Бог живёт не на небесах. Бог живёт в душе каждого человека. Бог – это то, к чему устремлены эти возвышенные чувства. А чувства всегда обращены к некой роли. В данном случае – к роли Кумира . Бог – это роль Кумира, к которой устремлены возвышенные () чувства. А возвышенные () чувства – это отношение к роли Кумира , обращённое от роли Жертвы-Поклонника .

Высокие, святые чувства является столь же неотъемлемой частью души, как и другие чувства. Никакое чувство (и возвышенное чувство в том числе) нельзя вычленить из души, нельзя удалить из души, нельзя «ампутировать». Поэтому люди всегда будут верить в Бога, будут поклоняться Богу. Поэтому всегда будут существовать религии. Всегда будут существовать люди и организации (церкви, религиозные секты и общины), спекулирующие на святых, возвышенных, религиозных чувствах с целью получения выгоды. Остаётся надеяться, что в будущем для них появится соответствующая статья в Уголовном Кодексе – «религиозная пропаганда и разжигание религиозных чувств».

Те же возвышенные, святые чувства, которые переживают люди, обращаясь с молитвой к Богу, переживают и поклонники какой-нибудь эстрадной «звезды» или «обожаемого отца народов». Звёзды эстрады – тоже кумиры для их поклонников. В этом легко убедиться, просмотрев соответствующие видеозаписи или кинохронику. Не случайно, когда кто-то очень сильно восхищается и восторгается своим кумиром, говорят, что он его обожествляет, т. е. относится, как к Богу.

Попов и церковников не зря называют духовниками и священниками – ведь они призывают переживать святые чувства, учат духовности, учат кланяться и молиться.

Церковники всегда говорили: «Не сотвори себе кумира…», – т. е. они призывали относиться с высокими, святыми чувствами только к Богу. Ведь если каждый «сотворит себе кумира» и будет сам, без посредничества попов, своему кумиру поклоняться, то церковь лишится дохода и, как коммерческая организация, обанкротится.

Святые, возвышенные, религиозные чувства – это эмоциональное состояние открытости и абсолютного доверия «великому». В таком состоянии человеку нужно кому-то исповедаться, рассказать всё «как на духу». Поэтому перед попами исповедуются.

Возвышенное чувство порождает в человеке открытость и доверчивость – искреннее чувство маленького, беззащитного и слабого человека перед «великой доброй силой», которая защищает и укрывает. Это чувство толкает плачущих детей в объятия матери, заставляет их прижаться и никуда не отпускать от себя «великого и доброго». Поэтому, когда дети спят, они держат родителя за руку. С этим же чувством дети просятся на руки, а маленькие щенки жмутся под бок к маме-собаке.

Другое чувство, связанное с ролью Жертвы, – это страх, ужас, жуть. Это чувство является отношением, обращённым от роли Жертвы к роли Злодея ().

Страх порождает испуг, трепет, робость, боязнь. Постоянный страх приводит к мании преследования.

Есть люди, которые говорят: «Я ничего не боюсь! Мне неведомо чувство страха!» Они лгут. Страха в душе может быть много или мало, но всё равно, хоть немного, да есть. Страх и ужас являются столь же неотъемлемой частью души, как и другие чувства.

Другое дело, что люди, в характере которых доминирует роль Жертвы, живут с постоянным страхом в душе. Они напоминают пугливую лань с огромными глазами. Не зря говорят: «У страха глаза велики». Вообще, всякий раз, когда речь заходит о чувствах и качествах души человека, с характером Жертвы, всегда упоминают её глаза. Например, пушкинский дон Гуан, говоря про Инезу, вспоминал её глаза, её взгляд.

Человека, в душе которого поселился страх, называют пришибленным, прибитым, «сломленным духом», надломленным. Говорят: «Ты чего ходишь как пришибленный? Ты чего от каждого куста шарахаешься?» О том, что человек оказался на роли Жертвы, о том , что он «сломлен духом», судят по его ужасу и страху, по его слезам.

Человека пугливого и боязливого называют слабым. При этом имеют в виду не физическую слабость, а «слабость духа». Поэтому роль Жертвы можно называть ролью Слабого, ролью Слабака или ролью Жертвы-Слабака.

Все религии эксплуатируют чувства, связанные с ролью Жертвы. Поэтому эти чувства и настроения были названы «поповщиной и достоевщиной».

Страх () часто сопутствует возвышенному чувству (), ибо они связаны с одной ролью Жертвы . Страх, сопутствующий возвышенным священным чувствам называют священным трепетом. Трепет и робость сопутствуют чувству возвышенной любви: к лицу влюблённого приливает волна жара, он краснеет, бледнеет, теряет дар речи.

Страх и молитва часто идут рядом. Обычно человек обращается к Богу и религии, когда напасти и невзгоды загонят его на роль Жертвы, когда страх и ужас сломят его гордыню, собьют с него спесь, поставят на колени.

Американский генерал Дуайт Эйзенхауэр справедливо заметил, что «в окопах не бывает атеистов». На войне, когда кругом рвутся бомбы, летят осколки и свистят пули, охваченный ужасом () солдат, сжавшись в комок, молит (): «Господи! Спаси! Пронеси!» То же самое делает человек, измученный болезнью. При новом приступе боли он молит: «Господи! Не оставь меня! Прости мне грехи мои и гордыню! Спаси и помилуй!» На той же роли Жертвы оказывается студент, который в ужасе перед экзаменом ставит Богу свечку и молит: «Господи! Пошли мне счастливый билет!»

Ужас испытывают перед бедами и болезнями. В ужасе () перед грядущим приступом боли измученный болезнью человек готов взмолиться (). Человека, загнанного ужасом на роль Жертвы, легко склонить к религии. Оттого-то попы и сектанты очень любят вербовать паству на войне, в больницах и тюрьмах. Тут люди уже «готовенькие» – уже загнанные на роль Жертвы, уже сломленные духом и поставленные на колени, уже глубоко пережившие чувства, связанные с ролью Жертвы. Эти люди уже готовы принять Бога – только предложи, пообещай им от имени Бога.

Очень любят сектанты вербовать паству у кабинета зубного врача. Подсядет рядом сектанточка и заведёт разговор о том, как тяжела да ужасна жизнь, как мучают людей злые болезни, как жестоки зубные врачи. А руку тем временем она в своей сумке держит – там у неё пальцем нужная страница в Библии заложена. Вытаскивает она Библию, раскрывает её, зачитывает заранее подобранный стих и говорит: «Помолись Богу. Он поможет». Расскажет о чудесном исцелении и пригласит в свою церковь.

Ужас перед смертью загоняет умирающего или приговорённого к казни на роль дрожащей от страха Жертвы, и тогда человек начинает молиться. Он просит искупления вины и отпущения грехов. Тут-то к нему зовут попа, перед которым умирающий исповедуется, а поп от имени Бога прощает, отпускает ему грехи, обычно в обмен на пожертвование всех денег и имущества церкви.

Людей с характером Жертвы часто сравнивают с пугливыми овцами. Попы не случайно называют религиозных прихожан паствой (стадом овец), а себя – духовными пастырями (пастухами). Попы ищут и вербуют в паству людей, сломленных бедами и невзгодами, измученных болезнями и насилием – т. е. уже загнанных на роль пугливой овцы.

Итак, Бог (Всевышний) – это роль Кумира в отношении к ней с роли Жертвы. Бог – это то, к чему устремлены святые, возвышенные () чувства. Люди ищут Бога и верят в Бога благодаря тому, что в душе существуют возвышенные чувства. Другое дело, что обращаться к Богу (молить Бога) человека чаще всего заставляет чувство страха (), которое часто сопутствует святым, возвышенным чувствам. Так рождается священный трепет.

Поскольку от роли Жертвы-Поклонника существуют эмоциональные обращения к ролям Кумира и Злодея , то во всех религиях кроме Бога есть ещё и чёрт (сатана, дьявол). Если Бог (Всевышний) – это самый великий Кумир, то чёрт – это самый страшный Злодей, который мучает в аду грешников (жарит их на сковородке, или варит в котле).

Церковь – это коммерческая организация, которая занимается очень выгодным бизнесом – спекуляцией на чувствах, связанных с ролью Жертвы – на страхе () и на святых, высоких чувствах (). Поскольку страх и высокие чувства являются неотъемлемой частью души, то у церковников всегда будет предмет для спекуляций и вымогательства. Религии всегда будут востребованы. Бороться с этим «опиумом для народа» бесполезно. Другое дело, что с церковью надо обращаться, как с любой другой коммерческой организацией – брать с церкви высокие налоги.

Ещё одно чувство, связанное с ролью Жертвы, – это грусть, печаль, скорбь, уныние. Это чувство является отношением, обращённым от роли Жертвы к роли Хитреца ().

Грусть (печаль, скорбь) называют ещё чувством отчаянья и безысходности. Это чувство приводят к опустошённости и отрешённости, безразличию и одиночеству. Это чувство возникает, когда всё «достало», когда всё пропало, когда всё уже безразлично, когда опускаются руки.

Как поётся в известной песне А. Макаревича:

В состоянии скорби, печали, уныния всякое умствование, все слова и хитросплетения кажутся неуместными. В состоянии отрешённости и опустошённости часто находятся люди, пережившие сильное потрясение, например смерть близких. Им кажется, что вокруг «всё суета сует и томление духа». Чувству безразличия посвящена одна из книг Ветхого Завета – книга Экклезиаста.

В состоянии опустошённости человек сторонится общества. Он чувствует себя лишним в любой компании, на любом «празднике жизни». Люди с характером Жертвы – это «лишние люди».

Роль Жертвы – это роль несчастного человека. От горя и несчастий люди плачут. Людей с характером Жертвы плаксивы. Среди сказочных персонажей – это Пьеро, Дюймовочка, царевна Несмеяна.

Роль Жертвы – это роль умника-всезнайки. А, как известно: «многие знания – многие печали». «Горе от ума».

Отрешённость называют задумчивостью, состоянием «внутренней эмиграции», «погружением в себя», «впадением в прострацию», состоянием самопогружения и самосозерцания. Про человека, в таком состоянии души, говорят: «Его глаза развёрнуты внутрь. Он смотрит внутрь себя». Говорят: «Ему надо побыть наедине с самим собой».

Отрешённость приносит острое чувство одиночества. «Лишние люди» говорят о себе: «одиночество – праздник мой». Щемящее чувство одиночества – это чувство отчуждённости от этого мира. Его ещё называют ностальгией. Ностальгия – это чувство брошенного всеми, никому не нужного человека, у которого всё рухнуло, разбились все идеалы и не осталось ничего, кроме светлых воспоминаний.

Это чувство называют ещё чувством усталости и опустошённости. Когда человек устал от жизни, когда он измучен бедами и болезнями, когда он ощущает себя лишним, у него возникает стремление к уходу из мира, из жизни, т. е. возникает тяга к самоубийству. Чувство отрешённости – это чувство усталости. Про самоубийц иногда говорят: «Он устал жить». Тяга к самоубийству связана с осознанием бессмысленности, напрасности своей жизни. Это отражено в известной песне С. Никитина.

Тем, кто работает в телефонных службах спасения от самоубийства, давно надоели затяжные, многосерийные плаксиво-сопливые исповеди самоубийц: «Моя жизнь была напрасна… Я брошенный и одинокий, всеми покинутый и никому не нужный… Я решил покончить с жизнью».

Осуждение самоубийства религиями имеет очень важное значение. Пусть уж лучше люди идут в церковь и молятся там Богу, чем кончают с жизнью. Ведь и чувство одиночества (), и возвышенное религиозное поклонение () – это чувства, связанные с одной и той же ролью – ролью Жертвы. В церкви перед иконой можно выплакаться, помолиться, покаяться, открыть душу и исповедаться. Только ради одного этого и стоит содержать храмы Божьи, молельные дома.

Люди, в характере которых доминирует роль Жертвы – это молчаливые люди. Находясь на роли Жертвы человек немеет и от восхищения, и от ужаса, и от отчаянья, от опустошённости. Тихоня очкастый, «ботаник» или «ботан», как теперь говорят – это ученик-отличник, который сидит на первой парте в классе и, затаив дыхание, внимает словам учителя. Молчание, наряду с очками, является отличительной особенностью умных людей. Не зря говорят: «Молчи – за умного сойдёшь».

Каждому человеку известны чувства, связанные с ролью Жертвы: восхищение, страх и грусть. Другое дело, что в одних людях много качеств этой роли, а в других – мало. В человеке, которому не свойственны чувства, связанные с ролью Жертвы, – нет мудрости, нет глубины. Говорят, что в нём нет ничего святого, нет ничего чистого. Он не способен на самопожертвование. Он Бога не ведает, не боится.


Назад Оглавление Вперёд