Театр жизни, маски и роли

Театр жизни, маски и роли

Весь мир – театр.
В нем женщины, мужчины – все актеры.
У них свои есть выходы, уходы,
И каждый не одну играет роль.
Семь действий в пьесе той. Сперва младенец,
Ревущий громко на руках у мамки…
Потом плаксивый школьник с книжкой сумкой,
С лицом румяным, нехотя, улиткой
Ползущий в школу. А затем любовник,
Вздыхающий, как печь, с балладой грустной
В честь брови милой. А затем солдат,
Чья речь всегда проклятьями полна,
Обросший бородой, как леопард,
Ревнивый к чести, забияка в ссоре,
Готовый славу бренную искать
Хоть в пушечном жерле. Затем судья
С брюшком округлым, где каплун запрятан,
Со строгим взором, стриженой бородкой,
Шаблонных правил и сентенций кладезь,–
Так он играет роль. Шестой же возраст –
Уж это будет тощий Панталоне,
В очках, в туфлях, у пояса – кошель,
В штанах, что с юности берег, широких
Для ног иссохших; мужественный голос
Сменяется опять дискантом детским:
Пищит, как флейта… А последний акт,
Конец всей этой странной, сложной пьесы –
Второе детство, полузабытье:
Без глаз, без чувств, без вкуса, без всего.

(В.Шекспир. Монолог Жака из комедии «Как вам это понравится»)

Сказал Шекспир: «Весь мир – театр, а люди в нем – актеры!
Кто плут, кто – шут, а кто простак, мудрец или герой».
А потому, а потому оставьте ваши споры –
Ищите в жизни свою роль, лепите образ свой.

Наш мир – это зал! Наша жизнь – это сцена,
Где смешались смех и слезы, горе и любовь
Но, хоть сотню жизней проживи одновременно,
Будь и оставайся ты всегда самим собой.

Кто славен, кто бесславен – мы не ведаем порою,
Почет и деньги раздаем все чаще наугад.
Смущает лицемерный бес нас дьявольской игрою,
Сменить картину не спешит и объявить антракт.

Но иногда, да, иногда – ведь в жизни все бывает! –
Присвоит кто-нибудь себе украденную роль.
Господь таких, найдя, клеймит… Судьба их раздевает,
И убеждается народ, что голым был король.

И каждый день, и каждый день мы надеваем маски,
И, глядя в зеркало, порой себя не узнаем…
Лишь у себя, наедине, мы можем без опаски
Спросить:» Что в этой жизни мы – играем иль живем?»

(Юрий Евсеев. Театр)

Весь мир театр, а люди в нем актеры:
– Так говорил Вильям Шекспир,
Бывают честные, однако, есть и воры,
У каждого, есть свой кумир.

Много ролей, частей, антрактов,
Много разнообразных сцен,
Много открытий, много фактов,
Много любви, убийств, измен.

Все это есть как в театре, так и в жизни,
Одна душа другой капризней,
Но все они играют и живут,
Из одной чаши воду пьют.

Лишь только мысль одна тревожит,
Никто не пишет нам сценарий,
Быть может это нам поможет
И мы напишем его сами.

Напишем так, как захотим,
Как только сердце нам прикажет,
И мы конечно победим,
Нам сердце верный путь укажет.

Мы все, когда нибудь, умрем
Всему всегда конец приходит,
Ну а пока еще живем,
Пока по чуду свету бродим.

Будем любить, творить, играть.
Мы память о себе оставим,
Нас будут люди вспоминать,
Будут писать о нас стихами!

(Алексей Нескородов)

Смеюсь навзрыд – как у кривых зеркал
Меня, должно быть, ловко разыграли:
Крючки носов и до ушей оскал -
Как на венецианском карнавале!

Что делать мне – бежать, да поскорей?
А может, вместе с ними веселиться?
Надеюсь я – под маскою зверей
У многих человеческие лица

Все в масках, в париках – все, как один:
Кто сказочен, а кто – литературен..
Сосед мой слева – грустный Арлекин,
Другой – палач, а каждый третий – дурень

Один себя старался обелить,
Другой лицо скрывает от огласки,
А кто – уже не в силах отличить
Своё лицо от непременной маски

Я в хоровод вступаю хохоча,
Но всё-таки мне неспокойно с ними:
А вдруг кому-то маска палача
Понравиться – и он её не снимет?!

Вдруг Арлекин навеки загрустит,
Любуясь сам своим лицом печальным?!
Что, если дурень свой дурацкий вид
Так и забудет на лице нормальном?!

Вокруг меня смыкается кольцо -
Меня хватают, вовлекают в пляску:
Так-так, моё нормальное лицо
Все остальные приняли за маску

Петарды, конфетти…Но всё не так
И маски на меня глядят с укором
Они кричат, что я опять не в такт
И наступаю на ноги партнёрам

Смеются злые маски надо мной,
Весёлые – те начинают злиться,
За маской пряча, словно за стеной,
Свои людские, подлинные лица

За музами гоняюсь по пятам,
Но ни одну не попрошу открыться:
Что, если маски сброшены, а там -
Всё те же полумаски-полулица?!

Я в тайну масок всё-таки проник
Уверен я , что мой анализ точен:
И маски равнодушия у них -
Защита от плевков и от пощёчин

Но если был без маски подлецом -
Носи её! А вы…У вас всё ясно:
Зачем скрываться под чужим лицом,
Когда своё воистину прекрасно?!

Как доброго лица не прозевать,
Как честных угадать наверняка мне?!
…Они решили маски надевать,
Чтоб не разбить лицо своё о камни.

(В. Высоцкий. Маски)


Назад