Плоды дерева познания

Часть I. Учение

Глава 1. ОСНОВЫ

Картина окружающего мира в сознании человека возникает в результате сборки образов. Это происходит так: распознавая предметы, рассудок соотносит сигналы органов восприятия с признаками явлений, хранящимися в подсознании человека; отбирает подходящие признаки и собирает из них образы предметов в сознании.

Хранение признаков явлений организовано в виде дерева, поэтому собираемые из них образы можно называть «плодами дерева познания». 16 раз в секунду рассудок «пробегает» по «дереву» признаков явлений, отбирает подходящие признаки и собирает из них образы. 16 раз в секунду в сознании человека обновляется картина окружающего мира.

Сознание – это поток (последовательность, череда) быстро сменяющих друг друга картин, замещаемых последующей через 1/16 секунды.

Сознание – это «внутреннее кино», кадры которого сменяются 16 раз в секунду. На этом основаны все видео-технологиии, которые воспроизводят на экране череду быстро сменяющих друг друга кадров – кино, телевидение, видео. Тут главное – чтобы «внешнее кино» соответствовало «внутреннему кино», чтобы на каждую собираемую в сознании картину мира приходился кадр на экране, т. е. чтобы частота смены кадров на экране была не меньше частоты сборки образов в сознании.

Если частота кадров на экране будет меньше частоты сборки образов в сознании, то зрители смогут увидеть разрывы между кадрами. А если частота кадров на экране больше частоты сборки образов в сознании человека, то движение на экране будет казаться непрерывным. Поэтому во всех видео-технологиях частота кадров, воспроизводимых на экране больше частоты сборки образов в сознании. Телевидение воспроизводит 25 кадров в секунду, видео – 30 кадров в секунду, кино – 24 кадра в секунду, а в начале XX века кино снимали и показывали со скоростью 18 кадров в секунду.

Частота сборки образов в сознании не постоянна – она может замедляться и ускоряться. Частота сборки образов в сознании уставшего человека ниже, чем у человека бодрого и отдохнувшего. С возрастом частота сборки образов в сознании уменьшается, поэтому пожилым людям кажется, что всё вокруг них происходит очень быстро – как в ускоренном кино. В чрезвычайной обстановке или под воздействием особых препаратов частота сборки образов может резко увеличиться, и тогда человеку кажется, будто вокруг него всё стало как в замедленном кино.

Сознание человека – это динамическая модель окружающего мира, которую воспроизводит (конструирует) рассудок человека. Причём эта динамическая модель состоит не только из зрительных образов. В процессе сборки образов в сознании возникают не только зрительные, но и все остальные восприятия и ощущения: осязательные, обонятельные, звуковые и вкусовые. И вкус, и звук, и цвет, и запах, и осязательные ощущения – всё это не атрибуты реального мира, а атрибуты его модели – сознания человека. Всё, что человек воспринимает, всё, что он видит, слышит, осязает, ощущает, вкушает – это уже результат сборки образов, это уже «плоды дерева познания».

Не всегда собираемые в сознании образы явлений соответствуют самим явлениям. Иногда рассудок ошибается и собирает в сознании ложные образы. Так возникают слуховые, зрительные, обонятельные, осязательные и вкусовые обманы: чужого принял за знакомого – обознался, ветку принял за чудовище – испугался. Путают и звуки, и вкусы и запахи.

Собирая образ в сознании, рассудок «дорисовывает» недостающие детали – добавляет в собираемый образ недостающие детали-признаки явлений. В рисунке, набросанном лишь несколькими штрихами, человек видит изображение, а не набор штрихов, потому что, на самом деле, он «видит» образ, собранный рассудком в его сознании. Вот, например, рисунки, на которых можно узнать известных литературных персонажей:

Вот рисунки, созданные росчерком пера Тея Уильсона (Ty Wilson):

Женщины Тея Уильсона, Дон Кихот, Санчо Панса – всё это образы, «нарисованные» рассудком в сознании зрителя. И вообще: образы существуют лишь в сознании людей, а на картинах или иконах нет образов – там лишь краска. В этом состоит тайна изобразительного искусства.

Вот ещё примеры нарисованных сознанием фигур:

Кажется, что в центре левого рисунка находится белый квадрат, а в центре правого рисунка находится белый треугольник. На самом деле ни треугольника, ни квадрата нет. Это иллюзии, «нарисованные» рассудком в сознании. Существует огромное количество рисунков, создающих иллюзии в сознании. С  помощью таких рисунков удаётся обмануть рассудок – побудить его собрать ошибочный образ, не соответствующий реальности. Сознание человека – это модель окружающего мира, а рисунки, создающие иллюзии в сознании, побуждают рассудок собирать ошибочную модель окружающей действительности.

Восприятие человеком окружающего мира неминуемо связано со сборкой образов в его сознании. Когда останавливается ритм сборки образов в сознании, то пропадает непрерывная череда картин мира и тогда человек «теряет» сознание. У человека исчезают все ощущения – он «лишается чувств». И хотя органы чувств продолжают посылать рассудку сигналы-восприятия – чувств и ощущений нет, ибо все ощущения появляются в результате сборки сознания.

Потеряв сознание человек не чувствует ни боли, ни запаха и ни вкуса. Боль, вкус, запах, краски мира приходят вновь, когда возвращается сознание, т. е. когда включается механизм сборки образов, ибо сознание – это и есть поток собираемых рассудком картин-образов.

Сознание теряют не только при обмороках, но и во время операций под общим наркозом. Для человека, потерявшего сознание под общим наркозом, время операции сжимается до одного мгновения. Ему кажется, что он провалился в небытие и тут же проснулся прооперированным, хотя операция могла длиться несколько часов.

Нечто подобное иногда происходит с очень уставшим человеком, когда он, засыпая, сразу проваливается в «глубокий» сон. Человеку кажется, что он только-только заснул, а тут же звенит будильник. Однако часы показывают, что человек проспал несколько часов. Причина та же: во время «глубокого» сна механизм сборки образов отключается, и череда картин мира в сознании пропадает.

Кроме фазы «глубокого» сна существует ещё фаза «быстрого» сна – переходная стадия между сном и бодрствованием. Во время фазы «быстрого» сна начинает включаться ритм сборки образов, а у человека возникают сновидения. Во снах человек может слышать звуки и голоса, чувствовать боль и тепло, ощущать вкус и чуять запахи. И это несмотря на то, что органы чувств не поставляют соответствующих сигналов. Причина этого в том, что образы и видения собираются не из сигналов (восприятий) органов чувств, а из первичных признаков явлений, уже находящихся в подсознании человека.

Собираемые в сознании образы сохраняются в памяти. Человек может извлекать из памяти образы своего прошлого – вспоминать. Однако воспоминания человека о своей жизни начинаются не с момента его рождения. Никто не помнит своего рождения, не помнит первых дней и недель жизни, ибо нечего вспоминать – у новорождённого дерево понятий находится лишь в зачаточном, крайне неразвитом состоянии. Рассудку младенца не из чего собирать образы и нечего сохранять в памяти.

Для новорождённого ещё почти нет окружающего мира. Всё много-образие явлений мира раскрывается человеку лишь по мере развития им своего дерева первичных понятий-признаков явлений. Человек от рождения начинает взращивать своё «дерево познания» – от рождения начинает создавать свои первые понятия: о расположении и протяжённости, объёме и перспективе, свете и цвете, звуке и вкусе, запахе и температуре.

Человек познаёт мир в образах. Поэтому процесс познания называется образованием. Образование – это процесс создания образов явлений в своём сознании. Цель познания – истина.

Истина – это такой образ явления, который соответствует самому явлению. Ложь – это ошибочный образ явления, т.е. такой образ (понятие, представление), который не соответствует явлению. Отсутствие образа – это без-образие, неведение, невежество, незнание, т. е. когда человек не имеет понятия, не имеет представления о явлении.

Поскольку явления мира существуют объективно, независимо от представлений человека о них, то образ явления, соответствующий самому этому явлению, – единственен. Это означает, что ИСТИНА ЕДИНСТВЕННА. Мнений, суждений, представлений об одном и том же явлении может быть много, но истинное представление (т. е. представление, соответствующее явлению) – единственно.

Если бы явления были даны человеку непосредственно в сигналах-восприятиях органов чувств или напрямую «отражались в сознании в виде комплекса ощущений» (комплекса сигналов-восприятий органов чувств), минуя механизм сборки образов, то не было бы нужды в образовании, в познании явлений. Всё было бы «и так ясно», а ложь и обман были бы невозможны. Ложь и обман возможны лишь потому, что явления мира даны человеку в их образах, а образы и представления человека о явлениях не всегда соответствуют самим этим явлениям. А каждому человеку доступна только его личная субъективная реальность, исходя из которой, он и действует.

Важно помнить, что явления (вещи, предметы) реального мира – это не то же самое, что их образы в сознании человека. Образы, понятия и преставления – это атрибуты субъективной реальности и находятся они в сознании человека, а предметы и явления – это атрибуты объективной реальности и они находятся в реальном мире. Нельзя путать объективную реальность с субъективной реальностью.

Неправильно, например, говорить: «Каким образом действовать?». Можно создать в сознании образ действий и действовать в соответствии с «таким образом», но самим этим образом «действовать» нельзя. Нельзя вынуть из головы образ и им «действовать». Действовать можно способом или приёмом. Нельзя говорить «образуется явление», ибо «образуются» образы в сознании, а явления возникают, создаются, появляются. Нельзя говорить о «преобразовании веществ или явлений», – ибо «преобразуются» образы, а явления и вещества превращаются.

Неправильно говорить: «процессы горообразования», – ибо горы не «образуются», а возникают. Горы существуют в реальном мире (в объективной реальности), а в сознании человека (в субъективной реальности) существуют лишь образы гор.

Однако можно и нужно говорить «ценообразование», а не «ценовозникновение», ибо ценность не является объективным свойством самой вещи. Ценность вещи – это часть представления об этой вещи. Иначе говоря, ценность является субъективным свойством вещи. Все ценности находятся лишь в головах, в сознании людей.

Для передачи знаний люди используют слова. Слова – это обозначения образов (понятий, представлений). За словами стоят образы явлений или процессов. Смысл (значение, содержание) слова – это образ который стоит за словом. Чтобы понимать речь надо со-ображать – соотносить слова с образами, которые стоят за этими словами.

Когда спрашивают: «Что ты подразумеваешь под этим словом? Что ты понимаешь под этим словом? Какой смысл ты вкладываешь в это слово? Что для тебя это слово означает? Что ты имеешь в виду, когда произносишь это слово?» – то желают знать, какой образ (понятие, представление) стоит у тебя за этим словом, какую информацию ты хочешь донести этим словом.

Слова: «образ», «понятие», «представление», «смысл», «значение», «содержание», «информация» – это слова-синонимы, т. е. слова, обладающие одним и тем же смыслом (содержанием).

Смыслом и значением могут быть наделены не только слова, но и символы, знаки, иероглифы. Понятия и представления стоят за символами радиодеталей в радиосхемах, за знаками дорожного движения, за условными обозначениями на чертежах, на картах местности, на схемах технологических процессов. Чтение символов и знаков на чертежах, картах и схемах требует наличия в сознании читающего соответствующих понятий и представлений. При чтении карт, схем и чертежей надо со-ображать – соотносить знаки и символы с соответствующими им образами, понятиями и представлениями.

Слово и стоящее за ним понятие – это не одно и то же. Если слово стало привычным, это ещё не означает, что слово стало понятным, что человек создал в своём сознании понятие, что он уяснил смысл этого слова.

Не всякое слово обладает смыслом (значением, содержанием). Как сказал Леонид Шебаршин:

Если у слова нет смысла (нет содержания), то говорят, что это бессмысленное, бессодержательное, «пустое», «порожнее» слово. Пустословие – это склонность произносить «пустые», лишённые смысла слова, говорить бессодержательные фразы и выражения, вести пустые, бессодержательные разговоры («порожняки гонять»).

Пустые, бессмысленные слова, часто используют для прикрытия невежества и без-образия (отсутствия образов в сознании). За нагромождениями пустых, бессмысленных, «заумных» терминов часто прячут отсутствие представлений.

Об одном и том же явлении у разных людей могут быть разные представления, а одни и те же представления о явлении могут быть названы разными словами или обозначены разными символами. Поэтому прежде чем открыть дискуссию или затеять спор, следует уточнить смысл и значение слов, т. е. прояснить понятия и представления, стоящие за теми или иными словами, терминами и символами. Законы тоже начинаются с определения смысла слов и терминов, используемых в этих законах.

Нельзя путать слова (символы, обозначения) и стоящие за ними образы (понятия, представления). Всегда необходимо различать:

  1. ЯВЛЕНИЯ (вещи, предметы) – «объективную реальность».
  2. ОБРАЗЫ (понятия, представления) – «субъективную реальность».
  3. СИМВОЛЫ (слова, названия, обозначения, коды).

Поскольку знания передаются с помощью слов, символов и обозначений, то существует два разных способа сокрытия знаний:

  1. шифрование (кодирование);
  2. герметизация.

При шифровании заменяются символы, а понятия и представления, стоящие за этими символами, остаются неизменными (например, буквы заменяются цифрами или «пляшущими человечками»). При герметизации заменяются понятия и представления, а символы остаются прежними.

Древние знания были не зашифрованы, а загерметизированы, поэтому их раскрытие требует не расшифровки, а разгерметизации – восстановления изначальных представлений, стоявших за известными и ныне символами и обозначениями.

При герметизации возникает два вида представлений об одних и тех же символах – внутренние и внешние представления. Внутренние представления – это истинные изначальные представления, а внешние представления – это ложные представления, это ложная легенда, которой заменены истинные представления. Внутренние представления – это сокровенные знания. Их скрывают. Они предназначены лишь для узкого круга посвящённых, а внешние представления открыты для всех.

Внутренние сокровенные представления, известные как «внутренняя доктрина», «сокровенное Учение», называют ещё эзотерическими знаниями. «Эзо» – означает внутренний, скрытый, а «терра» – пространство. Внешние представления называют эКзотерическими знаниями. «Экзо» – это внешний, видимый, отсюда «экстерьер» – внешний вид, «экзотермические» реакции – это реакции, сопровождаемые выделением тепла. Издаваемая огромными тиражами бульварно-эзотерическая литература наполнена не эзотерическими, а эКзотерическими представлениями – ложными представлениями, предназначенными для внешнего потребления, с помощью которых загерметизированы истинные, но сокрытые эзотерические знания.

Древние знания (древние представления о явлениях мира, древнее Учение) – это, «книга, написанная внутри и отвне». В Откровении Иоанна Богослова сказано:

То, что написано в книге отвне – это внешние (экзотерические) представления, а то, что написано в книге внутри – это внутренние (эзотерические) представления. «Раскрыть и читать книгу, написанную внутри и отвне» – это значит раскрыть эзотерические знания. А это дело весьма не простое, поэтому в Откровении Иоанна Богослова сказано так:

Светопреставление (Апокалипсис) не случайно начинается с того, что Побеждающий смог «снять семь печатей и читать книгу, написанную внутри и отвне».

В древности считалось, что знания принадлежат Богу, поэтому в Откровении Иоанна Богослова указано, что «книга, написанная внутри и отвне» находится в деснице (правой руке) у «Сидящего на престоле».

В разных языках одни и те же понятия обозначаются разными словами. Но благодаря тому, что понятия в разных языках общие, можно переводить с одного языка на другой – можно заменять слова и фразы одного языка на слова и фразы другого. Однако языки отличаются не только словами, но ещё и понятийной базой (представлениями, стоящими за словами языка). Поэтому не всегда можно сделать точный перевод (т. е. перевод без смысловых потерь) с одного языка на другой.

Ограниченная понятийная база языка обычно проявляется в небольшом словарном запасе. Так, у народов, находящихся на низших ступенях цивилизационного развития (впрочем, как и у людей из низших слоёв общества) запас употребляемых слов невелик и насчитывает иногда лишь несколько сотен слов.

Ещё более примитивной системой понятий обладают животные. Животным, как и человеку, явления мира даны в образах, понятиях и представлениях. Картина окружающего мира в сознании животных возникает так же, как у человека: распознавая явления окружающего мира, рассудок соотносит восприятия органов чувств с «деревом» первичных признаков явлений, отбирает подходящие признаки и собирает из них образы явлений в сознании.

Животные отличаются от человека тем, что их способность развивать своё «дерево» понятий (растить своё «дерево познания») крайне ограничена по сравнению со способностью человека. Вследствие этого разум животных (т. е. мир образов, понятий и представлений у животных) значительно менее развит, нежели разум человека.

После своего рождения и дети, и зверята начинают развивать свою понятийную систему. Некоторые животные поначалу даже опережают человека в развитии. Однако животные вскоре прекращают растить своё «дерево познания», а люди продолжают развивать свою понятийную систему. Поэтому в итоге люди обладают значительно более развитой системой представлений, чем животные. Мозг у высшей обезьяны и человека приблизительно одинаков. Но умственное развитие обезьяны всю жизнь остается на уровне трехлетнего ребенка

Поскольку животные не обладают развитой понятийной системой, то и мышление их примитивно. Малоразвитое дерево понятий не позволяет животным различать многие явления. Например, животные не распознают изображения на рисунках. У животных нет понятий о ценности вещей (ибо ценность не является свойством самой вещи, а является частью представления о вещи), поэтому они не обменивают товары, они не покупают и не продают. С животными нельзя заключить договор или совершить сделку. Из-за бедной системы образов в их сознании животные не понимают смысла слов и не могут научиться человеческому языку – они могут понять лишь простые команды хозяина или дрессировщика.

Встречается мнение, будто бы животные не могут овладеть человеческим языком исключительно оттого, что не могут издавать человеческие звуки - гортань у животных устроена иначе. Но дело не в устройстве гортани. Немые люди тоже не могут издавать звуки человеческой речи, однако, в отличие от животных, немые овладевают языком. У немых есть свой язык – язык жестов, в котором понятия обозначены жестами, а не словами.

Животных нельзя научить человеческому языку не потому, что они не могут издавать нужные звуки, а потому, что в их головах нет нужных понятий. Животные не понимают слов, потому что не со-ображают, не соотносят слова с образами, – ибо нет у них нужных образов, не с чем им соотносить слова. Животные могут сопереживать, но не могут понять – нет у них нужных понятий.

Говорят, что плохой студент на экзамене похож на собаку – хочет сказать, да не может. Это потому, что у плохого студента, как и у собаки, нет в голове нужных понятий. Вот он, как собака, и не может сказать.

Некоторые птицы (скворцы, попугаи) могут произносить отдельные слова и даже целые фразы человеческой речи, однако они не понимают того, что произносят (нет в их мозгах нужных понятий). Эти птицы не разговаривают, а лишь имитируют речь.

Человек отличается от животных своим разумом, своей исключительной способностью развивать понятийную систему. Эта способность считается «божественным началом» в человеке. Человек отличается от животных своим «божественным началом» – озарениями и откровениями, осеняющими разум светлыми мыслями.

Именно благодаря своему «божественному началу», благодаря своей исключительной способности развивать в своём сознании систему понятий о явлениях мира, человек создал цивилизацию и овладел многими явлениями природы. А животные, хотя некоторые из них (например, обезьяны) обладают даже более подвижными конечностями, чем человек, не создали цивилизации, потому что они не обладают столь развитой, как у человека, способностью познавать мир.

Не «труд сделал из обезьяны человека», а познание явлений мира. Человек стал человеком, когда обрёл разум, когда стал развивать свою понятийную систему, когда задействовал свою способность познавать мир. Именно тогда началось становление человечества, именно тогда возникла человеческая цивилизация.

Философы давно пытались понять, что такое человек и чем он отличается от животных. Древнегреческий философ Платон сказал так: «Человек – это животное о двух ногах, лишённое перьев». Диоген – вечный оппонент Платона – принес в рощу Академа ощипанного петуха и сказал: «Вот платоновский человек». Подумав, Платон добавил к своему определению человека слова: «…и с широкими ногтями».

Увы! Со времён Платона философия не продвинулась в понимании того, чем человек отличается от животных. Философы по-прежнему ищут отличие человека от животных во внешних признаках (перьев нет, гортань иначе устроена).

Первопричиной многих философских ошибок и заблуждений является непонимание различия между материей (явлениями, вещами, предметами), идеями (образами, понятиями, представлениями) и символами (обозначениями, названиями, словами). Поэтому все течения философии делятся на три ошибочных направления:

  1. материализм;
  2. идеализм;
  3. символизм.

Материалисты отрицают существование субъективной реальности - мира идей, образов, понятий, представлений, в сознании человека.

Идеалисты отрицают существование объективной реальности – мира явлений, вещей, предметов.

Символисты не понимают, что символы (слова, обозначения) должны обладать смыслом (значением, содержанием).

Увы! За всё время существования цивилизации философы, хоть и написали горы трактатов, но философию так и не создали. Более того: они даже основ философии не заложили. Философы всё бродили вокруг да около, «блуждали в трёх соснах». История философии – это, на самом деле, лишь история попыток создать философию. Причём попыток неудачных, ибо философия так и не была создана.

Отчасти это связано с недостаточностью понятийной базы европейских языков, с помощью которых пытались создать философию. Опираясь же на понятийную базу русского языка и смысловые связи слов, можно сформулировать основы философии на нескольких страницах, что и продемонстрировано в этом параграфе книги.

Те понятия, которые на русском языке можно разъяснить в двух словах, на европейских языках придётся расталдычивать, может, в нескольких томах. Например, фраза: «Образование – это процесс создания образов явлений в своём сознании», – не вызывает сомнений у русского читателя, ибо слово «образование» в русском языке явно происходит от слова «образ». В переводе же на английский язык эта фраза будет нуждаться в разъяснениях и доказательствах, поскольку слова «образ» – по-английски «имидж» (image) и слово «образование» – «идьюкейшн» (education), в английском языке никак между собой не связаны. То же относится и к фразе: «соображать – значит соотносить с образами».

Ещё пример – русское слово «семья» и английское «фэмили» (family). В русском слове «семья» явно содержится число 7. Для русского читателя очевидно, что «семья» – это 7 каких-то Я. Так часто и пишут через семёрку: «семь Я» или «7Я». О том, что это за Я, какие это Я и почему этих Я именно 7, речь пойдёт в последующих главах этой книги. В английском же слове «фэмили» (family) не содержится никаких чисел, никаких Я. Английское слово «фэмили» (family) не связано с теми глубинными понятиями, которые стоят за русским словом «семья».

Нельзя не отметить, что засорение русского языка словами иностранного происхождения приводит к отрыву языка от его понятийной базы. При замене русских слов иностранными словами теряется глубинный смысл слов, утрачиваются смысловые связи между словами. Это обедняет мышление, делает мышление примитивным.


Назад Оглавление Вперёд